Мы не продаем технику -           мы дарим эмоции!
Санкт Петербург, Литейный проспект, 30
+7 (812) 6029682
  • Шоурумы
  • Услуги
  • Дизайнерам
  • Нестандартные решения
  • О компании
  • Новости
  • Доставка и оплата
  • Контакты
Онлайн журнал

Dynaudio Evidence

Николай Ефремов



В сентябре прошлого года, собирая материал о датской фирме Dynaudio, мы задались вопросом - какие же колонки будут подстать уникальному двухблочному усилителю Arbiter стоимостью $200000? Ответ нашелся быстро, — разумеется, Dynaudio Evidence. Сегодня нам предстоит решить обратную задачу — имея в наличии упомянутые выше АС, подобрать к ним подходящий тракт. По идее, особых трудностей здесь возникнуть не должно, поскольку мы знаем, что акустика эта довольно чувствительная, с относительно ровным импедансом и линейной АЧХ. Однако на деле все оказалось не так просто.

А мы — монтажники-высотники

Долгожданные Evidence прибыли в московский салон «Нота+» (а именно там проводилось прослушивание) в виде двух огромных деревянных контейнеров весом по 320 кг. Из них извлекли восемь ящиков поменьше, а из тех в свою очередь части акустических систем низкочастотные модули блоки СЧ/ВЧ с кроссоверами и массивные плиты основания. И что, буквально, убило присутствующих наповал, — для каждой плиты тоже был предназначен отдельный ящик с качественной упаковкой. Ко всему этому деревянному великолепию прилагался солидный кейс, где кроме прочего инструмента имелась рулетка, ватерпас и даже белые перчатки.

На распаковку, сборку и установку Evidence ушло более часа и это притом, что в процессе участвовало три человека. Сначала модули аккуратно извлекли из ящиков, определили места, где будут стоять АС и уложили там плиты предварительно ввинтив в них плавающие пятки-опоры. Такой порядок обусловлен недетским 135-килограммовым весом колонок, которые в готовом виде двигать крайне затруднительно. На плиты водрузили НЧ-модули с двумя 20-сантиметровыми полипропиленовыми драйверами. Затем по направляющим на них «посадили» и закрепили шпильками центральные боксы с толстенной алюминиевой панелью сложной конфигурации. В ней симметрично утоплены два 15-сантиметровых среднечастотника, две пищалки с мягким куполом. Форма и толщина лицевого профиля уменьшают дифракцию звуковых волн и гасят паразитные резонансы головок. В этом же отделении находится и уникальный съемный блок кроссоверов первого порядка. Их уникальность заключается в том что каждое звено настраивается под конкретный динамик (а их в Evidence 8) по нескольким параметрам - сопротивлению, частоте, фазе и амплитуде - с тем, чтобы добиться как можно более когерентного излучения в вертикальной плоскости. Фильтры собраны из полипропиленовых емкостей с допуском 1% катушек, намотанных литцендратом и мощных прецизионных резисторов на печатных платах с усиленным слоем меди. На СЧ/ВЧ-модуль устанавливается еще один низкочастотный ящик, идентичный нижнему. Модули соединяются между собой толстыми и короткими перемычками из посеребренной меди с массивными золочеными "лопатами" WBT. Они специальным ключом зажимаются в столь же внушительных клеммах расположенных сзади. Удивительно, как такие габариты и масса изделия ("рост" АС 2 м 10 см) сочетается с изяществом и точностью изготовления — нигде не найти ни малейшего дефекта отделки неровности или шероховатости. Все очень тщательно продумано и с любовью сделано. После всего увиденного цена колонок в $74990 уже не показалась нам чересчур фантастической. Итак, Evidence наконец установлены и нам пора заняться остальным трактом. С источником определились довольно быстро. Памятуя какое точное и богатое деталями звучание продемонстрировал CD-проигрыватель Gryphon CDP-1 ($6100), в одном из прошлых тестов мы не стали возражать против предложения консультантов «Нота+». В придачу аппарат этот тоже разработан и изготовлен в Дании и был соблазн, используя «грифоновский» же усилитель, попытаться получить квинтэссенцию датского звука. Но не будем забегать вперед. Итак, CDP-1 — первый проигрыватель, выпущенный фирмой. До того она специализировалась на усилителях в основном бескомпромиссных двухблочных и с довольно необычной идеологией (подробнее см. «Салон AV №6/97). Сейчас Gryphon значительно расширил номенклатуру своих изделий, запустив в производство акустические системы, кабели и даже аудиофильские стойки. Сразу видно, что над первенцем изрядно потрудились не только конструкторы-схемотехники но и дизайнеры. Толстая лицевая панель из черного полированного акрила придает проигрывателю солидный внешний вид. Матричный индикатор ярко синего свечения с музыкальным календарем расположен на торце выдвигающейся платформы, на которую закладывается диск. Никаких прижимов или грузов не предусмотрено. По обеим сторонам от дисплея на светлой декоративной накладке размещены основные кнопки управления. Разумеется как устройство класса High End CDP 1 осна щен дорогими позолоченны ми разъемами — швейцарскими Neutnk XLR и американскими WBT RCA. О схемотехнике этого аппарата мы уже рассказывали («Салон AV №5-6/99), но основные моменты стоит напомнить. Во-первых, все связи между узлами и блоками сведены к минимуму. Кстати во избежание длинных проводов между транспортом и процессором было отдано предпочтение одноблочной конструкции. Все детали включая и три сетевых трансформатора расположены на общей печатной плате. Плата четырехслойная military grade опять же для того чтобы сократить путь прохождения сигнала. Во-вторых, в каждом канале имеется свой силовой трансформатор и еще один предназначен для питания сильноточных цепей привода. Для преобразования сигнала применяются ЦАПы 24/96 причем частота выборки удвоена и составляет 88 2 кГц.

К CDP-1 мы, после некоторых сомнений, подключили интегральный усилитель Gryphon Callisto 2200 ($7200), а его, в свою очередь, посредством толового кабеля AudioQuest Everest ($8433) - к акустическим системам Evidence Сомнения вызывал не сам «Каллисто». а сравнительное соотношение цены его и АС. Смущало также и то обстоятельство, что спикерный кабель стоил дороже усилителя. При пробном прослушивании опасения подтвердились, обеспечивая вполне адекватное звучание в средне- и высокочастотной части диапазона, система оказалась совершенно беспомощной в басе. Партии басовых инструментов прослеживались с трудом, возникало ощущение какого-то бесформенного низкочастотного облака, обволакивающего слушателя. Покрутив акустику так и сяк (а это было очень непросто), мы, сожалея, что поторопились с фотосъемкой, все же решили отложить тест до тех пор, пока не подберем более подходящее усиление. Примерно за неделю проблему удалось решить.

Моноблоки Mark Levinson №33H ($11460 каждый) хоть и представляют собой усеченную вдвое версию обычной, без индекса «Н» модели все же обладают недюжинной мощностью в 150 Вт на 8-омной и 1200 Вт на 1-омной нагрузке. Именно последнее обстоятельство нас и подкупило — редкий усилитель сможет устойчиво работать при практически закороченном выходе. Такая нагрузочная способность, в первую очередь, свидетельствует о хорошем контроле акустики и нечувствительности к изменению ее импеданса. Для нас это было принципиальным, поскольку номинальное заявленное сопротивление Evidence составляет 4 Ом, а это значит, что на некоторых частотах оно может падать до 2 Ом и ниже.

«Левинсоны» имеют вертикальную конструкцию — как объясняют разработчики, для того, чтобы занимать меньшую площадь на полу. В центре шасси расположена металлическая коробка, в которой спрятан тороидальный трансформатор мощностью более 3 кВА с раздельными обмотками для каждого плеча усиления. Здесь же, под крышкой находится схема регенерации сетевого напряжения, от которой питаются каскады предварительного усиления и драйвера. Таким образом, схемы, наиболее чувствительные к помехам, проникающим из сети, полностью от нее изолированы Общая емкость конденсаторов фильтра составляет 60000 мкФ что обеспечивает запас энергии около 1200Дж.

Схема представляет собой мощный операционный усилитель с гальванической связью между каскадами Другими словами, ЗЗН не содержит блокировочных конденсаторов, и поэтому способен усиливать частоты начиная с 0 Гц. Чтобы какая-нибудь внутренняя неисправность не привела к летальному исходу для громкоговорителей, была разработана «умная» схема защиты, отслеживающая ошибки в нескольких точках схемы. В каждом плече оконечного каскада работают 20 тщательно подобранных биполярных транзисторов при довольно большом начальном токе коллектора. Именно это обстоятельство обусловило применение огромных теплоотводов, являющихся боковыми стенками усилителя.

Для работы с моноблоками, не имеющими регуляторов уровня, нам потребовался пре-дусилитель. Не мудрствуя лукаво, мы поставили в тракт Sugden Masterclass ($3490) Это топовая модель английской фирмы имеет прекрасную репутацию и довольно странный дизайн Плоский компактный корпус зачем-то снабжен лицевой панелью с декоративными накладками, выходящими за общие габариты. Вдобавок они какой-то немыслимой угловатой формы и в сочетании с темно-серым цветом аппарата производят мрачноватое впечатление. Поскольку в нашем случае содержание значительно важнее формы, не станем придавать последнему слишком большое значение. Sugde Masterclass обеспечивает все необходимы нам регулировки и коммутацию, в придачу тракт его абсолютно «прозрачен» благодаря минималистской схеме и применению pадиокомпонентов аудиофильского класса. Для подключения его к сети мы взяли кабель Gryphon Online MK II ($750), а к «Левина нам» — межблочные Guideline Mk II ($750). Тракт в течение получаса «прогревался» специальными сигналами с диска Dense DeMagic и «эзотерического» устройстве Gryphon Exorcist.

Малое в большом

Мы долго думали, что же предложить такому взыскательному тракту в качестве духовной пищи. В результате сформировался нижеследующий список

1. «Tutti! Orchestral Sampler». HDCD Reference Recordings 24-битовая запись opкестровых произведений классических композиторов

2. Franz Shubert. Trio for Piano, Violin and Violoncello in E Flat, Opus 100 Clarity Recordings. 1994 Запись велась с двух микрофонов на аналоговый двухдорожечный магнитофон Ampex MR-70 с последующим мастерингом на уникальном оборудовании сделанном вручную*

3. The Hot Club of San Francisco, «Lady In Red». Clarity Recordings, 1997 Мелодичный и легкий свинг, прекрасно сыгранный и записанный Двухмикрофонная запись с оцифровкой конверторами HDCD в формате 24 бита/88,2 кГц*

4. The Frank Kimbrough Trio, «Lonely Woman». Mapleshade Productions.1995 Джазовый мэйнстрим в составе рояль, бас и ударные Без всяких скидок аудиофильский диск — никакого микширования, коррекции, компрессии и перезаписи

5. Clifford Jordan Quartet, «Live At Ethell's». Mapleshade Productions. 1988. По признанию западной критики, один из лучших джазовых дисков в мире

6. Sunnyland Slim, «Live At The D.C. Blues Society». Mapleshade Productions, 1994. Блюз в исполнении патриарха. Ничего лишнего, только вокал и фортепьяно. Аудиофильская запись

7. Creedence Clearwater Revival. Fantazy 2000. Альбом 1968-го года, заново перемастированный на студии JVC с использованием 20-битового процессора К2. Великолепный саунд и невероятная энергетика

8. Tom Waits, «Blue Valentine». Elektra, 1978, AAD. Одна из лучших записей Уэйтса, очень тонко передающая его настроение Первое же впечатление от тракта — уверенная, и вместе с тем легкая, непринужденная подача с устойчивой в пространстве сценой. На симфонической музыке не возникало ни малейшего ощущения, что работают акустические системы, казалось, что каким-то непостижимым образом излучает задняя стена помещения — настолько слитной и широкой была звуковая панорама. В оркестре появилось несколько планов в глубину, медная группа выглядела чрезвычайно яркой, литавры просто ошеломляли своей естественностью. На больших уровнях не менялось решительно ничего — ни динамика, ни музыкальный баланс, ни пространственные образы.

Динамический запас колонок казался неисчерпаемым. Учитывая, что максимальная мощность, подводимая к Evidence, может превышать 600 Вт, мы прибавляли громкость до тех пор, пока не «завелась» комната. Загудел потолок, появились стоячие волны и отражения от стен. Автору довелось слышать эти колонки вместе с усилителями Dynaudio Arbiter и Accuphase M-2000 на выставке IFA в Берлине. В первом случае АС легко «прокачивали» часть огромного выставочного павильона, не теряя ни музыкальной аккуратности, ни динамики. Вторая демонстрация проводилась для аудиофилов в специально оборудованной комнате, где основной задачей было показать детальность звучания и микродинамику винилового проигрывателя Transrotor. Но вернемся в «Ноту+» На аудиофильских дисках записанных, в основном, двухмикро-фонным способом, картина стала принципиально иной. Если раньше звук жил отдельно от колонок, то теперь инструменты распределились точно между ними, возникнув в середине в виде четко различимых образов. Большего от двух микрофонов и не добиться, здесь на первый план выходит тембральная точность, естественность и детальность звучания. На Allegro Шуберта [2] скрипка и виолончель четко различимы не только по тембру, но и по размеру. Рояль пропорционально увеличен по сравнению с другими инструментами, и чувствуется, что при записи он стоял в студии слева и чуть сзади. Очень достоверно передается характер звучания гитар в квартете HCSF [3] — трех акустических и контрабаса. Несмотря на затейливость партий, все они легко отслеживаются по собственному звуковому почерку и положению на сцене. Впрочем, разборчивость басовой партии могла бы быть и лучше, но это скорее относится не к самому тракту, а к условиям прослушивания. Женский вокал на «Loverman» выше всяких похвал все нюансы абсолютно естественны как на piano, так и при форсировании голоса.

Удивительно, как такие мощные колонки, обязанные иметь прочные и, следовательно, не очень легкие диффузоры плюс относительно жесткий подвес, могут столь деликатно передавать нюансы на малых уровнях. На записях джазового трио Фрэнка Кимбру [4] (ф-но, контрабас, ударные) бас был четко локализован — вопреки давнему и устойчивому заблуждению, что на низких частотах пространственные эффекты отсутствуют. Была отмечена и еще одна не совсем обычная вещь — источники звука распределялись не только по ширине и глубине сцены, но и по высоте. На записи квартета Клиффорда Джордана [5] было совершенно очевидно, что сам Джордан играет стоя, а его музыканты — сидя. Разумеется, маловероятно, что пианист будет стоять, а джазовый саксофонист играть, развалившись на стуле, но здесь это действительно было почти видно.

Перейдем к более эмоциональной музыке. Послушаем блюз в исполнении 80-летнего Алберта Лондрю, чернокожего музыканта, выступавшего под псевдонимом Sunnyland Slim [6]. Концертная запись, сделанная в небольшом клубе, прекрасно передает настроение и самого музыканта, и зрителей, расположившихся полукругом вокруг сцены. Было слышно все до мельчайших подробностей — и характерная артикуляция Слима и реплики зрителей, доносящиеся откуда-то издалека... Но главное, в звучании было что-то завораживающее, буквально гипнотизирующее слушателя. То же повторилось и на записи Тома Уэйтса [8]. Отличительная особенность этого музыканта — способность передать невероятный эмоциональный заряд посредством лишь вокала и фортепианного аккомпанемента. Голос буквально ожил в комнате, с неповторимой манерой Уэйтсз буквально стрелять в слушателя взрывными согласными. Каждое слово было очень разборчиво, что обычно свидетельствует о правильном тональном балансе и высоком разрешении тракта. Нет, в самом, деле, на некоторых системах у него появляется во рту какая-то каша, и понять текст бывает значительно труднее.

В способностях Evidence расшевелить аудиторию на рок-музыке мы не сомневались, но все же любопытства ради поставили заново перемастированный диск Creedence Clearwater Revival [7], содержащий такие шедевры, как «Susie Q» и «I Put A Spell On You». Драйв здесь не бьет через край, как, скажем, у «Металлики» или «Rolling Stones», а как бы запрятан внутрь. Мы буквально не узнали запись — энергии, ритма, музыки было так много, что мы решили не искушать судьбу и закончить прослушивание.

А стоит ли?

Отдать без малого семьдесят пять тысяч долларов за пару колонок — поистине мужественный поступок. Хотя и небезрассудный. Мы бы посоветовали фирме Dynaudio прикручивать к АС, поставляемым в Россию, бронзовые таблички с надписью «Жизнь удалась!». И причина не только в материальном благосостоянии их потенциального владельца. Обладание эталоном — a Evidence без всяких натяжек можно считать таковым — способно осчастливить любого. Но, как показал опыт, играть с чем попало не будет даже такая совершенная акустика. При работе с разными усилителями (Dynaudio Arbiter, Accuphase, Plinius, Gryphon и Mark Levinson) колонки демонстрировали абсолютно непохожее звучание. В основном это касалось проработки басовой части диапазона, разрешение и динамика менялись незначительно. Вполне возможно Evidence требуют от усилителя очень жесткого контроля, при этом и соединительный кабель нужно подбирать очень тщательно.

Так в чем же главное преимущество Evidence? Прежде всего, в способности петь, а не орать, на невероятно большой громкости и передавать малейшие нюансы записи на малой. Свойства эти взаимоисключающие: чтобы не развалиться при огромных амплитудах сигнала, диффузор должен прочным, а потому толстым и тяжелым. Но тяжелый динамик инерционен и неповоротлив, а посему «замыливает» мелкие детали. То же касается и кроссоверов — на чем больший ток рассчитаны его элементы, тем менее они «прозрачны» для малых сигналов. Еще одно противоречие в том, что большая колонка по определению не может обеспечить когерентное излучение в вертикальной плоскости, и запаздывание волн будет тем больше, чем больше расстояние между крайними излучателями. В результате вы услышите не акустическую систему, а набор динамиков, звучащих вразнобой. Обе задачи в Evidence решены, причем единственно возможным способом — тщательным расчетом элементов конструкции и самих излучателей, и ящиков, применением самых лучших материалов и технологий. Отсюда и алюминиевые звуковые катушки, и бескислородная посеребренная медь 6N для внутреннего монтажа, и специально изготовленные конденсаторы фильтра с минимальными потерями, и 40-мм алюминиевая лицевая панель и ручная сборка, и... продолжать можно бесконечно.

А теперь скажите, такая вещь может быть доступна каждому?

http://www.alef-hifi.ru
AC 'Evidence'
AC 'Evidence'
Dynaudio Contour 3.0
Dynaudio Contour 3.0