Мы не продаем технику -           мы дарим эмоции!
Санкт Петербург, Литейный проспект, 30
+7 (812) 6029682
  • Шоурумы
  • Услуги
  • Дизайнерам
  • Нестандартные решения
  • О компании
  • Новости
  • Доставка и оплата
  • Контакты
Онлайн журнал

Тест Kara /Салон AV 02#2002/

Кара Миа



ГЛАВНЫМ ДЕЙСТВУЮЩИМ ЛИЦОМ В НАШЕМ ПЕРФОМАНСЕ БУДУТ АКУСТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ CABASSE KARA ПО 11500 ЕВРО ЗА ПАРУ.

ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫЕ ПО СВОЕЙ КОНСТРУКЦИИ И НЕОБЫЧНЫЕ С ВИДУ КОЛОНКИ. ПРИЗНАКИ,

УНАСЛЕДОВАННЫЕ ИМИ ОТ ПРЕЖНИХ МОДЕЛЕЙ, ДОПОЛНЯЮТСЯ НЕОЖИДАННЫМИ ИНЖЕНЕРНЫМИ РЕШЕНИЯМИ.

Она похожа на женщину. Очаровательная аристократка. С такой хочется познакомиться поближе. Cara mia. Дорогая моя.

Приятно, что вместо опостылевшего прямоугольного ящика дизайнеры смогли предложить что-то более оригинальное. И совсем здорово, если необычная форма корпуса не требует жертв от звука, а наоборот, служит ему.

Итак, кое-что уже понятно и с первого взгляда. Верхне- и среднечастотная область отдана коаксиальному излучателю TC22, который заключен в сфере диаметром 27 см. Она изготовлена из композитного материала, а сэндвич из динамиков крепится на специальной подвеске Silent Block, название которой говорит само за себя. Кстати, в линейке Artis, куда входит Kara, есть модель попроще - Baltic, состоящая только из этой сферы. Она способна воспроизводить диапазон частот от 80 Гц до 22 кГц и чаще используется как сателлит при поддержке сабвуфера Thor. Как известно, шар является оптимальной формой для корпуса АС - при прочих равных условиях в нем меньше стоячих волн и резонансов, а фазовая и частотная характеристика значительно глаже. В свою очередь, коаксиальное положение СЧ и ВЧ-головок дает излучение, наиболее близкое к когерентному, и при правильном согласовании значительно улучшает временные и пространственные характеристики. Впрочем, коаксиалами сейчас никого не удивить, они выпускаются многими фирмами и особенно популярны в car audio. Уникальность же кабассовских шаров заключается в расположении на одной оси не двух, а трех головок.

«Шар является оптимальной формой для корпуса АС - при прочих равных условиях в нем меньше стоячих волн и резонансов, а фазовая и частотная характеристика значительно глаже.»



Каждая из них изготовлена из разных сочетаний материалов, но у них есть кое-что общее - магниты из высокоэффективного сплава неодим-феррит-бор и звуковые катушки, намотанные проводом CCAW, т.е. алюминием с медным покрытием. Эта широкополосная триаксиальная система была запатентована под названием SCS (Spatially Coherent Source) и помимо самих драйверов включает в себя оптимизированный по фазе кроссовер с частотами раздела 600 и 3800 Гц. Ради чего все это затевалось? Примерно 90% информации приходит к слушателю из источника, который в первом приближении можно считать точечным, что дает право надеяться на широкую диаграмму направленности и правильную проекцию звуковой сцены.

««Чувствительность Kara - 93,5 дБ/Вт/1м, так что для комнаты среднего размера ей будет вполне достаточно 10-ваттного …»

Однако 80 Гц снизу, конечно, недостаточно ни для музыки, ни тем более для домашнего театра. Роль сабвуфера в Kara играет 40-килограммовый НЧ-драйвер 30М22 (такой же, как и в упомянутом сабвуфере Thor), установленный наклонно в верхней части тумбы и задрапированный акустически прозрачной тканью. Таким образом, АС в целом - четырехполосная, но это не должно вас пугать, поскольку все проблемы с дисперсией решены радикально с помощью шара SCS. Низкочастотник с 30-сантиметровой диафрагмой из полимера с клеточной структурой Duocell имеет чувствительность 93,5 дБ и частоту собственного резонанса 32 Гц. Он работает на ящик, разделенный вертикальной перегородкой на две части.

Эта конструкция называется GDS (Global Dampening System) и тоже запатентована. Полностью свои секреты фирма не открывает, но кое-что узнать нам удалось. Колонна из 50-миллиметровой слоеной фанеры полая, усилена изнутри кольцевыми шпангоутами. Порт фазоинвертора находится на той же наклонной плоскости, что и сама головка, и что самое любопытное, расположенный над ней шар является рассеивателем для НЧ-драйвера. Его излучение тоже направлено в сторону слушателя, и еще два очевидных плюса: при высоте АС 150 см все излучатели находятся на уровне головы сидящего человека, и колонки можно придвигать вплотную к стене, на звучании это никак не скажется.



«То, что делает система, трудно назвать воспроизведением, это, скорее, перенос музыкальных образов с диска непосредственно в пространство. Учитывая особенности комнаты - почти нереально…»

Чтобы оценить вокальные способности «Кары», мы выбрали тракт значительно более высокого класса. Требовалась абсолютная нейтральность, способность «исчезнуть», если хотите. Универсальный транспорт с верхней загрузкой Accuphase DP-100 может проигрывать CD и SACD, что тоже было очень желательным. А главное, этот технически совершенный аппарат оборудован интерфейсом HS-Link, через который берется цифровой поток с дисков обоих форматов.К транспорту подключался не процессор, как это обычно делается, а цифровой предусилитель Accuphase DС-330.

Он тоже оснащен портом HS, так что сигнал подавался без каких-либо промежуточных преобразований. Более того, все регулировки и, если необходимо, частотная коррекция осуществляется в цифровой форме, а DA-преобразование происходит непосредственно на выходе преда. Плюсы очевидны: никакие аналоговые регуляторы и схемы не способны обеспечить полную идентичность каналов - разница по амплитуде, частоте и фазе обязательно будет, а значит, и пространственная информация пострадает. Кроме того, бортовой DSP предусилителя дает такие возможности коррекции, которые не реализуются традиционными методами.

Оконечник Accuphase A-50V работает в классе А, поэтому очень линеен, музыкален и не вносит в звучание никакой отсебятины. О его классе можно судить хотя бы по тому, что его выходная мощность абсолютно пропорциональна сопротивлению нагрузки - от 50 Вт на 8 Ом до 400 Вт на 1 Ом (в режиме стерео, в мосту мощность вдвое выше). У обычных усилителей в силу просадки источника питания и недостаточной нагрузочной способности выходного каскада эта зависимость не линейна

И наконец, источник чистого питания Clean Power Supply PS-500V. Он избавляет от всех неприятностей, связанных с помехами и нестабильностью сети переменного тока. Он не только давит ВЧ-составляющие, но и снижает величину искажений 50-герцовой синусоиды - в нашем случае с 6 до 0,5%. Прослушивание проходило в салоне «Аудио Альтернатива», в самом центре Москвы, а сеть там просто ужасная. На всякий случай мы подключили к PS-500V все, кроме оконечника - чтобы не потерять в динамике.



Помимо непредсказуемой сети, в комнате прослушивания обнаружились и серьезные проблемы с акустикой. Поначалу сводчатые потолки высотой около 5 м и толстые кирпичные стены вселяли надежду на «правильный» звук, но все оказалось гораздо сложнее. Помещение Гостиного двора, построенного в конце XIX в., предназначалось для торга, а для музыки такая архитектура оказалась чересчур сложной. С другой стороны, если «Кара» отыграет в таких условиях, то в обычной комнате ей не будет равных.

Начинаем с легкой классики [1] и сразу отмечаем масштаб звучания, который никогда не покажут полочные колонки. Ощущается размер инструментов, особенности их звучания в нижнем регистре. При этом струнная группа отчетливо разделена на составляющие, скрипки мелодичны и ненавязчивы. С передачей пространства все в порядке, виртуальные музыканты находятся за линией колонок, но вот беда - на малых уровнях громкости они словно привязаны к излучателям при пустой середине, а на больших начинает звучать комната, путая все и вся. Пришлось очень тщательно выставлять громкость с балансом и искать самому себе наиболее подходящее место. Кстати, о громкости - у оконечника A-50V на переднюю панель выведен очень точный цифровой индикатор мощности, отдаваемой в нагрузку. Так вот, даже на самых экстремальных пиках уровня он показывал 4,5 - 5 Вт!

«Микродинамика и разрешение высокое, для столь больших колонок это редкость…»

Чувствительность Kara - 93,5 дБ/Вт/1м, так что для комнаты среднего размера ей будет вполне достаточно 10-ваттного усилителя. При таких-то габаритах...

Привыкнув к комнате, отмечаем много интересных подробностей на диске [2]. Всего два микрофона, а вся сцена словно на ладони. Снова некоторое разряжение в центре, приходится сдвигать колонки. Ну вот, теперь слышно, как причудливо взаимодействуют между собой мелодические линии скрипки, фортепиано и виолончели. Есть воздух, простор зала, местами слышен какой-то легкий шум - то ли от микрофонного усилителя, то ли от движения воздуха перед мембраной. Микродинамика и разрешение высокое, для столь больших колонок это редкость. Прибавьте к этому уже отмеченную способность правильно передавать размер инструмента, например рояля [3]. Это действительно концертный рояль, создающий мощное, богатое тембрами звучание, а не его уменьшенная копия. Музыка увлекает, хотя к манере игры... я отношусь довольно сдержанно. То, что делает система, трудно назвать воспроизведением, это, скорее, перенос музыкальных образов с диска непосредственно в пространство. Учитывая особенности комнаты - почти нереально. Еще одна двухмикрофонная запись [4] - примерно тот же эффект. Легкая привязка звука к колонкам, но каждая из акустических гитар, флейта, саксофон, а главное, вокал, имеют очень богатый индивидуальный тембр. Очень устойчива картина в вертикальной плоскости, но лучший тональный баланс получается в том случае, если голова слушателя располагается чуть ниже шарового излучателя колонки.

Теперь драйв-тест, проверим с каким темпераментом Kara отыграет рок [5] и блюз [6]. На «Нирване» драйва более чем достаточно, ударная установка ощущается всем телом. Не слышно интермодуляции, серебро тарелок на фоне басовой атаки предельно прозрачно. Струна звучит долго, постепенно затухая, до самого порога слышимости. Объемно передается зал, аплодисменты буквально заполняют комнату. Ничего не упрощается, но и не выпячивается. Иногда Кобейн, правда, начинает петь откуда-то сверху, хотя, судя по видеозаписи этого концерта, он большую часть выступления сидит. Альберт Коллинз, по жизни довольно бесшабашный дядька, на этот раз начинает играть красиво и изысканно, откуда-то берутся повадки аристократа. Зато барабанщик - улет, удар по бочке дает осязаемую акустическую волну по всей комнате.

«Деликатность, точная прорисовка пространства и необузданная мощь…»

Было, было из-за чего копья ломать - сочетание триаксиального шара с огромным, по сути, сабом дает очень любопытный результат. Деликатность, точная прорисовка пространства и необузданная мощь.

Наконец, самое интересное - сравнение CD и DSD. Вернее, соответствующих слоев на гибридных SACD. Помнится, во время давнего эксперимента даже маститые звукорежиссеры путали, где что. Ставим джазовый диск [7] и периодически переключаем кнопочку на транспорте CD/SACD. Думает он долго, но в конце концов в недрах щелкает реле, и выход переключается с PCM на DSD и обратно. Разница слышна сразу - звук на обычном компакте имеет более четкие очертания, местами он более энергичен, но остается ощущение некоторой упрощенности. В той же записи на SACD явно больше оттенков, появляется атмосфера, дыхание, какие-то неуловимые признаки жизни. Из-за этого субъективно звук становится деликатнее, мягче. Особенно это заметно на «Bass Solo Medley» - на CD звучание басовой струны быстро спадает, паузы кажутся абсолютно мертвыми, в варианте DSD звук живет намного дольше, и паузы незаметны совсем.

То же происходит и с вокалом Джасинты [8] - на смену четкой графике приходит акварель с массой оттенков. При этом сказать, что SACD однозначно лучше, нельзя. Да, разница слышна, и это главное, но кому что больше понравится - еще вопрос. Мы ведь уже и забыли, что слушаем колонки, а ведь именно они дали нам возможность послушать музыку в интерпретации CD и SACD и проанализировать разницу. Да еще в столь непростых акустических условиях.

ДИСКИ, КОТОРЫЕ МЫ СЛУШАЛИ

1. Albinoni, «Adagio for organ and strings». Musica Da Camera, Dir. By Robert King. Linn Records, 1993. Прекрасно сбалансированное звучание с четкой локализацией инструментов.

2. Edward Auer, Arturo Delmoni, Nathaniel Rosen. F. Schubert, «Trio for Piano, Violin and Violoncello».
Clarity Recordings, 1994. Двухмикрофонная запись, прекрасная передача пространства.

3. Chopin according to Fei-ping Hsu. MA Recordings, 1997. Редкая по красоте запись концертного рояля со всем богатством тембров.

4. The Hot Club of Sun-Francisco. Clarity Recordings, 1993. Двухмикрофонная запись при обилии инструментов.

5. Nirvana, «Unplugged in New York ». Geffen, 1994. Эмоционально насыщенное исполнение, ощутимая энергетика зала.

6. Albert Collins, «Deluxe Edition». Alligator Records. Настоящий блюз на настоящем блюзовом лейбле.

7. Oscar Peterson, Ray Brown, Milt Jackson , «The Very Tall Band». SACD, Telarc, 1998. Концертная запись джазового трио, сделанная методом DSD. При тестировании наибольший интерес представляет трек №8 - «Bass Solo Medley».

8. Jacintha, «Autumn Leaves. The songs of Johnny Mercer». Groove Note, 2002. Образец джазового женского вокала.
Ресивер NAD T747
Ресивер NAD T747
Тест Saturn /Салон AV 02#2005/
Тест Saturn /Салон AV 02#2005/