Мы не продаем технику -           мы дарим эмоции!
Санкт Петербург, Литейный проспект, 30
+7 (812) 6029682
  • Шоурумы
  • Услуги
  • Дизайнерам
  • Нестандартные решения
  • О компании
  • Новости
  • Доставка и оплата
  • Контакты
Онлайн журнал

В классе профи

Николай ЕФРЕМОВ

Новые брэнды появляются на российском рынке не так уж часто. Наши торговые компании прочесали почти весь земной шар, и сейчас более-менее приличных производителей, оставшихся без ангажемента, можно пересчитать по пальцам. Тем приятнее, когда это все же происходит и появляется возможность первым познакомиться с чем-нибудь доселе не изведанным. Сегодня в нашей рубрике сразу два дебютанта — британская Chord Electronics Limited и американская Merlin Music Systems Inc. Дебют, как вы понимаете, исключительно местного значения, поскольку у себя на родине, да и во всем остальном мире, эти фирмы хорошо известны не только аудиофилам, но и профессионалам, работающим со звуком.

В комнате прослушивания «Черной Жемчужины», известной вам по прошлым выпускам «Системного подхода», мы попытались собрать комплект, где каждый компонент органично дополнял бы друг друга. Дорогой и массивный CD-проигрыватель Krell KPS-28C ($9000) использовался в качестве транспорта с тем, чтобы свести его звуковую сигнатуру к минимуму и точнее оценить вклад других звеньев тракта. От него сигнал с коаксиального выхода подавался на преобразователь Chord DSC-1600E ($10375), а затем, по балансному кабелю Nordost Valhalla XLR ($3530 за пару) — на предварительный усилитель Chord CPA-3200E ($6990) К преду таким же интерконнектом подключался оконечник Chord SPM-1200E ($8540), а к нему, в свою очередь, акустические системы Merlin VSM-M ($8200 за пару) кабелем Nordost Valhalla bi-wire ($6300). Вся эта роскошь размещалась на 4-уровневой металлостеклянной стойке Music Tools Isostatic Reference общей стоимостью примерно $3000

Хотя английская компания Chord Electronics Limited относительно молода (ей 12 лет от роду), ее продукцию можно встретить в магазинах всего мира и не только в магазинах, но и в профессиональных звуковых студиях — среди ее клиентов Abbey Road, Amber Music, BBC, CBS, Decca Records, Dolby Labs, Royal Opera House и знаменитые исполнители, например, сэр Пол Маккартни, Лайза Стэнсфилд. Рэй Чарлз и Тревор Хорн. Все компоненты, с которыми мы сегодня познакомимся, выполнены в едином конструктиве и дизайне. Это, прежде всего, невероятно массивные корпуса, элементы которых отфрезерованы из толстых плит алюминия, внешние теплоотводы и наличие круглых горизонтальных стяжек между лицевой и задней стенками. Это не элементы оформления, а направляющие, на которые нанизываются цилиндрические опоры Integra с амортизаторами. Комплект из шести блоков, приобретаемый дополнительно примерно за $1600, позволяет вообще обойтись без стоек и мебели: аппараты просто ставятся друг на друга, а конструкция опор исключает любое взаимодействие между ними и эффективно гасит вибрации, приходящие извне. Еще одна не менее примечательная особенность «Кордов» — наличие импульсных источников питания. Как известно, от качества питания зависит звучание любого компонента, и чем больший запас энергии удается накопить, тем меньше будет в тракте переходных процессов и, как следствие, интерференционных помех. Именно из-за ВЧ-помех, создаваемых импульсными источниками, последние применяются в наименее чувствительной технике — DVD-проигрывателях, видеомагнитофонах и телевизорах. Вопрос же об их целесообразности в Hi-Fi и тем более High End остается открытым — на это отважились лишь инженеры Linn и Джон Фрэнке, основатель Chord Electronics.

Дело в том, что до 89-го Джон работал в фирме AT&T, где разрабатывал системы питания связной аппаратуры для гражданской и военной авиации. А там, как известно, такие факторы, как надежность, малый вес и высокий кпд, имеют первостепенное значение. Приобретенный опыт был успешно использован и в аудио, благодаря чему удалось получить значительные преимущества по сравнению с традиционными источниками питания. Во-первых, избавиться от громоздкого сетевого трансформатора, составляющего до 80% массы усилителя мощности. Во-вторых, поскольку система управления и запуска выполнена на цифровых микросхемах, на источник питания легко возложить функции защиты от перегрузок и аварийного отключения, для чего в обычных усилителях требуется дополнительные, не всегда эффективные схемы. Джон Фрэнке пошел еще дальше и ввел в каждую шину источника (все современные усилители требуют двухполярного питания) систему слежения за потребляемым током. Теперь, независимо от того, какой ток необходим для верхнего и нижнего плеча выходного каскада, напряжения + и — всегда будут одинаковы, а стало быть, и симметрия будет идеальна при любых амплитудах сигнала. И в третьих, там, где требуется большое количество питающих напряжений, например ЦАПах, задача значительно упрощается, так как для этого потребуется лишь несколько миниатюрных ВЧ-трансформаторов на ферритовых кольцах.

Так, к примеру, сделано в топовом преобразователе DSC-1600E, где разделены цепи питания обоих каналов, цифровой и аналоговой части и даже индикатора. Аппарат построен с учетом принципов, применяемых в СВЧ-технике. Об этом свидетельствует деление корпуса на отсеки, специальная конструкция плат, экранирование каждой из них, монтаж и сама комплектация — ВЧ-резисторы, быстродействующие микросхемы и транзисторы. Преобразователь поддерживает форматы с частотами дискретизации 32, 44 1, 88,2 и 96 кГц, причем каждая из них в процессе обработки умножается на 256. Цифровая начинка разработана с нуля на фирме, и все программы написаны специально для 1600-го. При штатном апгрейде они могут быть заменены, для чего предусмотрен отдельный порт. Всего же входов в ЦАПе шесть, среди них симметричный AES/EBU с входным трансформатором, BNS, ST Glass и TosLink. Отдельный оптический разъем предназначен для обмена данными с транспортом, и при его использовании возможно значительное понижение джиттера за счет жесткой синхронизации двух устройств. С этим же злом призван бороться и клок-генератор с петлей обратной связи в которую подмешивается сигнал, считанный с компакт-диска. DSC-1600E оснащен и цифровыми выходами, поэтому может использоваться как цифровой коммутатор, причем качество сигнала на выходе будет выше, чем на входе, благодаря схемам, улучшающим его форму. К ЦАПу придается тяжеленный металлический пульт ДУ, тоже на упругих амортизаторах. Предварительный усилитель СРА-3200Е конструктивно разделен на две части с отдельным питанием. Но не на правый и левый каналы, как вы, наверное, подумали, а на тракты воспроизведения и записи. Помимо основной, усилительной цепи предусмотрены две петли для кассетной деки и цифрового рекордера. Самое ценное, что при такой топологии можно записывать одну программу, а слушать другую. Коммутация входов и выходов производится малогабаритными реле, а в схеме, кроме печатного монтажа, можно увидеть и навесной, point-to-point. Регуляторы уровня и баланса моторизованные, а стало быть, не цифровые, за что разработчикам отдельное спасибо. Уровень громкости высвечивается на крошечном табло в условных единицах от 0 до 99, а баланс — стрелками. Коэффициент усиления, кроме того, задается джамперами на плате —1:1,1:2 или 1:5, что очень удобно при работе с разными источниками. Все разъемы, включая и балансные XLR, позолочены.

Добрую половину оконечника SPV-1200E занимает импульсный источник питания. В нем реализованы все функции, о которых мы говорили раньше — защита, стабилизация, слежение и т.д. В выходных каскадах используются комплементарные MOSFET-сборки, отобранные вручную из большой партии. Схема обеспечивает 350 Вт (RMS) на 8 Ом при искажениях не более 0.02%, а максимальная отдача на 2 Ом может достигать 750 Вт. И хотя мы знаем, что цифры не всегда говорят о звучании усилителя, приведем еще пару: выходное сопротивление 0,03 Ом и скорость нарастания выходного сигнала 70 В/мкс. Впечатляет?

Колонки Merlin VSM-M (вторая «М» означает Millennium) с виду просты, как правда, но на самом деле в них вложен колоссальный интеллектуальный ресурс и годы научных исследований. Американская фирма Merlin Music Systems Inc была основана в 1983-м двумя специалистами в области акустики — конструктором Бобби Палковичем и звукорежиссером Биллом Хупером. Именно поэтому все АС изначально позиционировались компанией как мониторы для записывающих студий, что, впрочем, не помешало им занимать призовые места в тестах домашней акустики. Основные требования к своей продукции основатели фирмы сформулировали жестко: широкий диапазон частот с плоской АЧХ, минимальные фазовые отклонения, высокое звуковое давление при отсутствии окраски и чувствительность, позволяющая работать с маломощными усилителями, в т.ч. и ламповыми. Ничего необычного в этом перечне нет, каждый разработчик старается добиться того же, весь вопрос в том, в какой мере ему это удается и какой ценой.

Модель VSM-M двухполосная, фазоинверторная Нижние частоты воспроизводятся головками ScanSpeak 8545, которые выпускаются в очень ограниченном количестве и являются одними из самых дорогих на рынке ($120 за шт.). Их 6,5-дюймовые диффузоры изготовлены из бумажно-углеродного волокна и имеют вогнуто-сферическую форму, для чего пылезащитный колпачок приклеен выпуклостью внутрь, а не наружу, как обычно. В результате излучающая поверхность становится оптимальной с точки зрения дисперсии, и динамик обеспечивает ровную АЧХ даже при отклонении от оси до 30 градусов. Конструкция подвижной системы и резинового подвеса плюс тщательность изготовления позволили получить очень низкую резонансную частоту — 27 Гц в открытом пространстве, что более характерно для 8-дюймовых головок. В 19-литровом боксе с настроенным фазоинвертором спад на частоте 37 Гц составляет 5 дБ. Звуковая катушка диаметром 50 мм движется в однородном поле, создаваемом огромным кольцевым магнитом, в котором сделаны специальные щели для вентиляции. Благодаря этому драйвер ScanSpeak 8545 способен выдержать до 200 Вт подводимой мощности и обеспечивает звуковое давление до 110 дБ.

Твитеры в Merlin VSM-M тоже не абы какие. Это знаменитые Dynaudio Esotar D330A стоимостью $300 каждый, изготавливаемые вручную, и их годовой выпуск не превышает 1000 пар в год. Каждая пара тщательно отбирается таким образом, чтобы отклонения основных параметров в ней не превышали долей процента. Главными преимуществами «Изотаров» является полное отсутствие компрессии даже на предельных уровнях сигнала (дюймовая пищалка реально выдерживает до киловатта мощности'), ровную частотную и фазовую характеристику и диапазон частот до 30 кГц, что почти невероятно при наличии мягкого тканевого купола. Кроссоверы второго порядка установлены в отдельном боксе и вместе с входными клеммами составляют законченную конструкцию, и их легко вынуть, например, для дальнейшего апгрейда. Чтобы сократить путь сигнала, выводы элементов соединены непосредственно друг с другом и пропаяны хитрым припоем, в котором, помимо олова и цинка, в определенных пропорциях содержится золото и серебро. Элементы — полипропиленовые конденсаторы и безиндуктивные пленочные резисторы Caddock Micronox — имеют отклонения от номиналов 0.02%, и несмотря на это, каждый фильтр настраивается под конкретный твитер и басовик Примечательно, что в отличие от всех остальных конструкций с кроссоверами 2-го порядка, оба драйвера включаются синфазно. Никаких регулировок АЧХ не предусмотрено, зато к каждой паре колонок придается несколько пассивных корректирующих цепочек, с помощью которых подбирается наилучшее звучание в разных помещениях.

Корпус Merlin VSM — отдельная история. Он изготовлен из 20-миллиметровых плит MDF, экологически чистого материала, обладающего хорошими антирезонансными свойствами. Вдобавок эффективный вибропоглотитель нанесен и на внутренние плоскости, а сверху наклеен толстый слой искусственного волокна dacron. Для звукопоглощения в стратегически важных местах нанесена синтетическая пена. Передняя стенка во избежание вибраций имеет вдвое большую толщину, чем боковые, а чтобы выровнять внутренние напряжения поверхностей, в лицевую и верхнюю грани впрессованы толстые латунные пластины. Но самое главное — под басовым драйвером расположена отдельная камера, куда засыпано почти 12 кг мелкого песка. Снаружи колонки залиты лаком и отполированы до зеркального блеска. Лак вкупе с натуральным шпоном и блестящими латунными вставками придает им несколько старомодный, но очень симпатичный внешний вид. Рядом так и напрашивается мебель в стиле 50-х и пара ламповых моноблоков… Волшебник на привязи

Перед прослушиванием мы «размагнитили» тракт с помощью диска-кондиционера Sheffield MDMS (подробней о нем см. журнал «АвтоЗвук» №10/2001). В этот раз мы оставили лишь пару-тройку компактов из привычного репертуара, лишь для расстановки ориентиров

1. «Tutti! Orchestral Sampler». HDCD Reference Recordings 24-битовая запись оркестровых произведений классических композиторов.

2. Suzanne Vega, «99,9 F». A&M Records. 1992 Великолепная работа звукорежиссеров, почти концертный перфоманс, сделанный в студии.

3. Dream Theater, «Falling into Infinity». Warner Bros, 1997. Типичный коммерческий альбом с плотным и трехмерным саундом. Такие записи наверняка есть в любой коллекции.

4. Hugh Masakela, «Hope». Trioka Records, 1999. Этно-джаз с невероятно красивым звучанием. Масса экзотических инструментов, прекрасно прописан вокал и бэкграунд.

5. Krzysztof Penderecki «Metamorphosen. Concerto for Violin and Orchestra no.2». Анна-Софи Муттер, скрипка. Deutsche Grammofon, 4D. Одна из лучших цифровых записей, сделанных за последние несколько лет.

6. T.Rex, «The Slider». Edsel Records, 1972. Аутентичное звучание, полученное благодаря крайне бережному мастерингу на 20-битовом АЦП Prism Sound.

7. Tom Waits, «Blue Valentine». Elektra, 1978, AAD. Пожалуй, самый сильный альбом Уэйтса, очень тонко передающий его настроение

8. Ella Fitzgerald & Louis Armstrong, «Porgy and Bess». Verve Records, 1958 Великолепный образец американской оперы На Бродвее ставились и более занимательные сюжеты, но они никогда так хорошо не исполнялись и не записывались.

Начинаем с хорошо известного «Tuttii» [1], где много динамических контрастов и музыкальный спектр распределен равномерно от самого нижнего баса до ВЧ-обертонов. «Крелл» декодирует HDCD, поэтому все достоинства записи реализуются в полной мере. Первое же впечатление — очень точно, объемно и динамично. Выстраивается действительно трехмерная сцена, возможно, даже более детальная, чем первоначально задумывалось режиссером. Через несколько минут становится очевидно, что звуковая картина несколько схематизирована: огромный оркестр на «Танце скоморохов» Римского-Корсакова как бы разбился на небольшие группы, и в пределах каждой из них легко выделяются отдельные инструменты. Система является прекрасным средством для анализа самого произведения и оценки качества записи — вот что значит опыт конструирования профессионального оборудования! Впрочем у «Кордов» тембральный баланс заметно смещен вверх, чем не преминули воспользоваться пищалки. Треугольник буквально осязаем, и после каждого удара его серебро надолго зависает в воздухе. Литавры яркие и сочные, причем остаются таковыми даже в том случае, когда регулятору громкости остается до нуля всего один шаг. Постоянство тонального баланса на разных уровнях говорит о линейности системы, такое встречается не так уж часто особенно у акустики. Бас основателен, четко очерчен, в общем совсем не плох для 16-сантиметровых НЧ драйверов. Но самым главным плюсом, конечно, нужно считать практически идеальную локализацию инструментов по всей ширине и глубине сцены.

На диске Сюзанн Вега [2] вдруг рельефно проступает задний план — перкуссии, реверберации струнных, какие-то звуки, ранее не замеченные на этой записи. Колонок словно и нет вовсе, сцена выстроена прямо перед слушателем, и лишь отдельные звучки периодически возникают то справа, то слева. Сам вокал выдвинут вперед, его можно было бы считать идеальным, если бы не акцентирование дифтонгов и шипящих. Зато все, что задумывалось музыкантами в студии, развернуто перед нами с мельчайшими подробностями. «Blood Sings» — яркий пример того, как минимальными средствами можно нарисовать богатейшее звуковое полотно. Раньше эта композиция казалась намного проще и не привлекала внимания.

С Dream Theater [3] ситуация прямо противоположная: обилие инструментов не давит на слушателя всей своей мощью, как положено, а наоборот, саунд будто распадается на составляющие. Любопытный эффект, но при этом в полной мере сохраняется драйв, особенно в нижней части диапазона.

Но уж где низ действительно великолепен, так это на африканском джазе [4]. Масакела использует массу национальных инструментов, в т.ч. и ударных. которые подчас дают на стоящую инфру, уходящую за пределы слышимого. «Мерлины» играючи справляются с этой напастью, причем на фоне саббаса прекрасно различимы где то вдали звуки, издаваемые зрителями, — покашливания, реплики, шорохи т.д. На кинофестивалях присуждают награды за лучшие роли второго плана, и если ввести подобную практику в звуковых тестах, наша система была бы первым претендентом.

А вот со скрипкой [5] приключился небольшой конфуз. При безукоризненной передаче энергетики и драматизма произведения Пендерецкого, на тихих пассажах слышен цифровой растр (похоже на биение между несколькими частотами, которое иногда можно услышать в радиоприемнике), словно на неудачно сосканированной картинке. Скрипка вообще то инструмент для воспроизведения трудный, но здесь налицо явное недопонимание между транспортом и процессором. Возможно, стоило бы подключить CD-проигрыватель Chord и засинхронизировать его с процессором по оптической линии, но такой возможности у нас не было.

Теперь совсем простенькие по режиссуре записи, но с богатым эмоциональным содержанием. Марк Волан [6] на «Mystic Lady» вызвал бы явную ностальгию по винилу, если бы не резковатость верхней середины. Все остальное — без вопросов. Гитара очень похожа на живую, бэк-вокал и скрипочки на заднем плане звучат раздельно, сам Великий Шляпник со своими фокусами безраздельно правит на сцене. Ему вторит Том Уэйтс [7], и даже не вслушиваясь в английский текст, получаешь удовольствие от того, насколько мощно передается внутреннее содержание каждого номера. Но опять — подчеркнутый акцент на щипящих, а Уэйтс, как и Высоцкий, может растягивать согласные до бесконечности.

И напоследок — бродвейская опера в исполнении джазовых исполинов [8]. Совсем не хочется анализировать звук, настолько хороша музыка. «Summertime» навеяла воспоминания о прошедшем лете, при полном ощущении, что сидишь перед настоящей театральной сценой. Элла — слегка уставшая и немного томная, рядом игривый, словно сатир, Армстронг. Позади, во всю ширину — оркестр. Все вместе и каждый по отдельности, анализ и синтез, единство и борьба…

В сухом остатке

Прежде всего отметим солидность исполнения компонентов. Это не только эстетика, но и психология — в данном случае мужчина сначала любит глазами, а затем и ушами. Мы недаром уделяем столь большое внимание техническим подробностям, поскольку они дают представление о том, какие интеллектуальные и финансовые инвестиции были сделаны в эту технику. Немаловажно, и кем она конструировалась, и сегодняшнее прослушивание наглядно подтверждает этот тезис. К студийным мониторам Merlin VSM-M, адаптированным для домашнего применения (исключительно внешне), невозможно придраться. Это колонки, которые покупаются один раз и на всю жизнь, независимо от того, сколько раз вы будете менять источник и усилители. Тембральная точность на любых уровнях, устойчивая в пространстве картинка, оптимальный баланс между макро- и микродинамикой (это настолько взаимоисключающие понятия, что в одной конструкции в полной мере не реализуемы, обязательно приходится чем-то жертвовать) и нейтральность — вот далеко не полный перечень достоинств этой акустики. Некоторые, впрочем, отметят не столько нейтральность, сколько аналитичность, но в этом случае достаточно включить более «мягкий» усилитель, например ламповый, и придирчивость акустики к качеству записи будет проявляться не так явно.

Усилители Chord (мы будем рассматривать их в связке), наоборот, обладают ярко выраженной индивидуальностью. Они легко справляются с резкими музыкальными всплесками, очень динамичны, детальны, обладают высоким разрешением. На малых уровнях контрастность даже выше, чем на fortissimo, что большая редкость для транзис-торных аппаратов. Но отмеченная выше склонность подчеркивать верхние частоты (возможно, это не столько нарушение тембрального баланса, сколько свидетельство упомянутого разрешения) вынуждает более вдумчиво подходить к подбору акустики. Пищалки «Изотар» оказались для «Кордов» слишком яркими, зато в английском «Hi-Fi Choice» та же связка усилителей тестировалась с полочными «Танноями» за 150 фунтов, и восторгам обозревателя не было предела. В такие крайности, конечно, ударяться не надо, но послушать несколько вариантов с более спокойными колонками все же стоит. В конце концов, внушительный список студий, где установлены усилители Chord — свидетельство их колоссального потенциала.

Теперь несколько слов о процессоре. Все комплименты, сказанные по поводу детальности, пространственности, заметности по-слезвучий. относятся исключительно на его счет. Да, на скрипке заметны цифровые артефакты, но, скорее всего, мы не совсем корректно организовали его связь с транспортом. У меня такое впечатление, что при наличии хорошего балансного AES/EBU-кабеля этих неприятностей удалось бы избежать.

http://www.alef-hifi.ru/
Проигрыватель грампластинок Transrotor Leonardo RT
Проигрыватель грампластинок Transrotor Leonardo RT
Тридцать три и 1/3
Тридцать три и 1/3